Изменять женщине- дело рискованное

 Вот вы говорите: «Не может быть!». И мы говорим:

                                                                              «Конечно не может!!!!» А все-таки было…

                                                                              (Эпиграф кинофильма Л. Гайдая «Не может быть», 1975 г.)

Готовясь написать статью для сайта, я стараюсь найти  такой случай, который не просто привлек бы внимание искушенного читателя, но и был бы ему полезен. Все мои истории, это реальные события и реальные люди. В лучших традициях литературного жанра я могу изменить имена, мужчин на женщин, даты и города. Поэтому, если с вами это не происходило, это не значит, что этого не может быть… просто у вас, возможно, все впереди.

Проверка на полиграфе, адюльтер- супружеская измена. Часто  я слышу слова: «как можно на это соглашаться», «я бы никогда не пошел(а) на детектор лжи…», «как можно жить с таким (ой), после этого недоверия»…. Еще 15-20 лет тому назад, с таким же непониманием относились и к понятию брачный контракт, потому, что делить тогда нечего было. Но время идет и каждый решает чему верить и какие доказательства выбирать.

Расскажу о двух историях, двух проверках на полиграфе. Забегая вперед, скажу, что у них оказался общий лишь результат- подтверждение случаев измен своим  женам.  Но были и различия. Это и возраст проверяемых, одному до 30 лет, а второму за 60, и местожительство, и т.д. Но мне запомнилось отношения каждого  к измене.

Вот послушайте… Первую часть истории условно назовем «От добра добра не ищут».

                                                                                                                               

Тридцатилетний мужчина  и его жена, привлекательная и ухоженная женщина, приехали на проверку из Севастополя. Еще накануне, женщина рассказала мне о случаях, которые хотела бы проверить. Присутствовать при проверке она отказалась, ждала мужа на улице. Проверка началась, как обычно, с разговора «за жизнь». Я настроился на то, что мужчина будет все отрицать, а я понаблюдаю и сделаю первые выводы по особенностям его поведения, речи, хоть это к делу и не пришьешь. Предупредив проверяемого, я включил видеокамеру и приготовился слушать. Мужчина вел себя беспокойно, крутился на стуле, его руки не знали покоя, он потирал лицо, шею, разглаживал какие-то несуществующие складки на одежде. Короче, все как в учебнике-  наличие жестов-манипуляторов, свидетельство о наличии стресса. Потом он отчетливо сказал: «Нельзя  чтобы она узнала об этом, тогда мне конец…».  Я  продолжал молча слушать  и его признания,  и намеки о нежелании огласки его похождений. В итоге, без полиграфа, он подтвердил случаи о которых и так догадывалась его жена. После его очередного намека, я указал ему на видеокамеру и сказал, что все записано на видео, так как на этом настаивала его жена. На вопрос почему он честно не может признаться своей жене, он ответил, что он изменил уже второй раз, а после первой его измены жена пыталась совершить суицид.

Вот тут стресс начал испытывать и я.  Меня совсем не устраивала перспектива участия, даже косвенно в доведении до самоубийства.

Поскольку цель проверки была достигнута, я постарался успокоить проверяемого,  проводил его из кабинета и пригласил по телефону заказчицу.

Помня о возможном рецидиве суицида с ее стороны, я постарался подготовить ее  к просмотру «кино». На мое удивление она все посмотрела спокойно. В самом конце нашего разговора, я все-таки спросил ее, насчет планов поквитаться с жизнью. Ну так. Ненавязчиво… Она ответила: «Не дождется!!». Если коротко, то суицид мужчина придумал.  С ее слов, она предприниматель и содержит его… Кому же захочется менять такую жизнь… На этом мы расстались.

Вторая часть истории -«Седина в бороду, бес в ребро».

Эти мои гости приехали из Ялты, серьезная пара, ему около 65, жене приблизительно столько. До проверки женщина по телефону рассказала, что в последние два года  муж не обращает на нее внимание как на женщину. Вместе с тем, она заметила, что он стал уделять внимание своей внешности, в таких мелочах, на которые раньше не обращал внимание.

К примеру, брить отдельные места на теле,  делает педикюр, вдруг стал покупать себе САМ! современное нижнее белье и так далее, что для женщины с супружеским стажем за 20 лет, сразу заметно и чрезвычайно подозрительно. Но окончательно ее женское чутье дало сигнал тревоги, когда муж, обращаясь к ней, назвал ее «Мой малыш». Рассказывая об этом, женщина возмущенно говорила мне по телефону: «Такого раньше не было! Какой я ему малыш!!». Слушая ее, я подумал, что как по мне, в этом ничего странного нет, многие супруги называют друг-друга «зайчиками», «птичками» и т.д.  Но когда супруги приехали ко мне, я по достоинству оценил  природное чутье заказчицы. Действительно, «Малышом» ее можно было бы назвать с большой натяжкой, так как она ростом была почти на голову выше своего супруга. Еще женщину насторожило, что как-то проезжая вместе с мужем на машине по Южному берегу Крыма, муж восторженно сказал: « А вот здесь есть такой замечательный пляж!», странно, подумала она, с ней он туда не ездил и ранее о нем не рассказывал.

Перед проверкой мужчина вел себя раскованно, доброжелательно, улыбался, всем видом демонстрируя, что он приехал сюда по своей инициативе, чтобы развеять сомнения своей жены.

Мы остались с ним вдвоем в кабинет и мужчина начал «валить» один за одним все тесты, которые я составил. «Почему?»- спрашивал я его: «Если вы действительно не встречались с другими женщинами, полиграф не может показывать такой результат?» Мужчина наигранно задумался и вспомнил.  Он рассказал, что на почве «нервной работы» почувствовал утрату потенции и проверяя это, несколько раз прибегал к услугам проституток. Вопрос: «Ну как?», ответ: «С третьей все получилось». Вопрос: «Кроме них, с кем-то еще встречались?», ответ: «Нет, конечно».

Полиграф подтвердил факты супружеской измены, и посещение проверяемым с посторонней женщиной пляжа на южном берегу, а также  роман с одной из сотрудниц по месту работы, кстати совсем невысокого роста, о чем собственно и так догадывалась его жена.

В этой истории мужчину подвела его разговорчивость,  и «Малыш»,  и «пляж» только ускорили развязку, хотя я думаю, что его жена и так узнала бы обо всем…

Мужчина не признался в своем обмане и измене жене и твердо стоял на своем «Не может быть… Но все-таки было!»