О делах семейных. Часть вторая.

2.Правило бумеранга.

Эта проверка была инициирована женщиной, заметившей «подозрительные» изменения в поведении своего мужа: стал заниматься спортом, стремится похудеть… «Я уверена, что у него кто-то появился на стороне» — сообщила мне заказчица проверки, договариваясь о проведении исследования.

В этот же день, позвонил и ее муж, который сообщил, что они приняли решение проверяться оба и, по возможности, «зеркально», то есть по одним и тем же темам.

Мы согласовали следующие темы:

-были ли сексуальные отношения за период супружеской жизни с кем-либо еще, кроме супруга (супруги),

-если да, то были ли они у каждого из них во время раздельного проведения отпусков или нахождения в командировках,  отсутствие супруга (супруги),

-были ли интимные отношения у мужчины с сотрудницей по работе, назовем ее Анна,

-были ли интимные отношения у женщины во время брака с ее предыдущим мужчиной, назовем его Петр.

В назначенный день они приехали из Евпатории. Первой проверялась женщина. В начале проверки я рассказал ей о принципе работы полиграфа. Показал на экране телевизора слайд с физиологическими реакциями человека, объяснил как именно выглядит «неправда». Я убежден, что такая «политинформация» полезна, поскольку проверяемый наглядно видит «ложь» и понимает, что обмануть полиграф невозможно.

Женщина поделилась со мной теми способами, которыми она старается привлечь к себе внимание мужа. Вернее- заставить его ревновать. Для этого она, иногда, сексуально одевается, уходит вечером гулять, ходит одна в кино. Когда она рассказывала об этом, я вспомнил фильм конца 80-х годов по сценарию Виктора Мережко «Прости».  По сюжету фильма, жена, которую играет Наталья Андрейченко, также хотела отомстить или вызвать ревность своего киношного мужа (Игорь Костолевский). Она в течении дня имела несколько возможностей «переспать» с разными мужчинами, отказываясь тем не менее от этого, и считая, что нужно найти кого-то еще и еще «круче». Кстати мужчины все ей попадались далеко не маргиналы.

В итоге, возвращаясь поздним вечером домой, так и не реализовав свой  план, героиня фильма была банально изнасилована бомжами на каком-то пустыре возле своего дома… 

Когда мы приступили к проверке, то я сразу заметил, что женщина старается противодействовать проверке. Я не стал говорить ей об этом. Вскоре, она, убедившись, что я ничего не вижу, и у нее все получается, непроизвольно потеряла контроль за своим противодействием.  Конечно же, ее неумелые действия не повлияли на результат тестирования. Вывод- значимые реакции обнаружены (ответы неправдивые). 

         Если коротко, то уезжая домой к родителям в отпуск без мужа, моя проверяемая встречалась с сексуальной целью со своим прежним мужчиной- Петром. 

  Проверка мужа прошла буквально «зеркально», только не в смысле вопросов, а в смысле результатов. Мужчина прошел все тесты успешно, его ответы были правдивыми. Жене он не изменял ни с сотрудницей Аней, ни в отпуске, ни в командировке. То есть, что получается? Жена «заказала» мужа, желая уличить его в измене, а выходит, что изменяла сама?

Тут началось самое интересное. Я не зря рассказывал в начале этой истории о том, что перед проверкой показывал проверяемой полиграммы и как на них выглядят реакции «лжи». Она стала настойчиво просить показать все полиграммы свои и мужа. С большим удовольствием я открывал ей полиграмму за полиграммой и она практически безошибочно указывала мне именно на те реакции по которым мы определяем ложь. После этого, мне оставалось только показать ей содержание вопросов, которые вызвали такую реакцию и то, что на эти вопросы отвечала и лгала именно она. И все равно, свою измену она не признала.

Полиграф-это прибор, статист. Детектор лжи обмануть невозможно. Мы же не можем силой воли обмануть, например, градусник.

Так что объединяет эти две истории. Женская хитрость? Изворотливость? Непризнание своих ошибок? Я думаю, что это лишь инструменты. Люди не ангелы и поступки, которые мы совершаем не всегда будут приятны и понятны нашим близким. Но если есть возможность держать их в тайне и дальше, зачем нужно было соглашаться на полиграф?