Об объективности и сомнениях

Любое решение полиграфолога по проведенным тестам на детекторе лжи, нужно рассматривать с  двух сторон.  С точки зрения специалиста- это соблюдение методических требований к составлению тестов и их проведению. Эта сторона, как правило, является «темным лесом» для заказчика и попытка разъяснить ему  движение кривых на полиграммах, зачастую воспринимается им как стремление «запудрить ему мозги».

Вторая, более важная сторона оценки решения- это умение специалиста-полиграфолога доходчиво  разъяснить причину полученного решения. Допустим, при расследовании кражи, на полиграфе проверялась только часть из всех работников. И если они прошли тесты успешно, то можно пояснить заказчику, что вор не найден вероятно по причине того, что не все работники были направлены на проверку.  А, кроме того,  разве мало бывает случаев когда потерпевший сам инсценирует преступление? И мы, проверяя всех кого угодно, кроме него, идем заведомо по ложному следу.

Я приведу в качестве примеров два случая, когда я, уверенный как специалист в принятом решении- не мог дать ему логического обоснования, что конечно создавало чувство что я «бракодел».

Меня пригласили в Феодосию для проверки на полиграфе членов одной семьи, всего три человека. Заказчица- женщина пенсионного возраста, пояснила, что из ее квартиры пропала пачка долларов США. Никаких следов взлома нет. Эти деньги она периодически перепрятывала по разным тайникам. Кроме трех ее родственников, посторонних в квартире не было. Круг проверяемых –исчерпывающий. Все родственники прошли тесты с высокой вероятностью  правильности решения «ложь не выявлена» на детекторе лжи.

Правда следует отметить, что все проверяемые сообщали мне по «секрету», что заказчица страдает забывчивостью.

Таким образом, проверка не дала оправдала надежды заказчицы. Я видел, что она этим расстроена. Но и помочь ей я никак больше не мог. Поэтому уезжал от нее с неприятным чувством «неоправданного доверия».

Месяца через три, она мне позвонила и радостно сообщила, о том, что нашла свои доллары!  С ее слов, деньги она нашла в другом месте, совсем не там, где рассказывала мне. Женщина, с чувством вины, посетовала, что у нее участились проблемы с памятью, видимо она забыла куда спрятала деньги и  она зря подвергла недоверию своих близких родственников.

Второй случай- проверка женщины по подозрению в измене. Результат проверки- «нет мнения», то есть реакции, обнаруженные у проверяемой не позволяли сделать однозначный вывод лжет она или нет. При всей уверенности ее мужа, о том, что она обманщица, я не смог подтвердить это на полиграфе. Конечно, мужчина был недоволен таким результатом.

Также как и в первом случае, спустя почти год, он позвонил мне… «Она мне призналась в измене! А ваша проверка ничего не показала!»- с чувством удовлетворения сообщил он мне. После таких звонков всегда пересматриваешь результаты проверки- вдруг ошибся? Но и на этот раз, мое решение оставалось прежним- неопределенность или нет мнения.  Но я вспомнил ее слова во время проверки, о том, что муж так достал ее своей ревностью, что она готова признаться ему уже в чем угодно, лишь бы он отстал. Полиграфолог обычно не ведется на такие рассказы, так как они в равной мере могут быть как правдой, так и средством защиты при обмане. Вот я и подумал. Может как раз и наступило для нее это время-время признания… а может действительно так  он достал ее?

А написал все это я к тому, что даже самый лучший специалист-полиграфолог, перед началом проверки всегда настраивается заказчиком на определенный результат. Но зачастую, в дальнейшем, это опровергается данными полиграфа-детектора лжи. Поэтому для полиграфолога важно сохранять свою объективность в процессе всей проверки.

А как может меняться субъективная оценка я сужу по опыту своей многолетней юридической практики. Когда я работал следователем, то профессия требовала от меня обвинительного уклона. В каждом подследственном я видел потенциального подозреваемого, обвиняемого… После следственной работы, более двадцати лет у меня была адвокатская практика. Искать все средства для оправдания или смягчения вины своего клиента- такая была моя задача уже как защитника.

И вот теперь, работая полиграфологом, я свободен от субъективной оценки проверяемого, поскольку его физиологические реакции, регистрируемые полиграфом, не зависят от моих симпатий или антипатий. Доверяю в первую очередь только прибору- полиграфу, только тому, что он регистрирует.

Поэтому в примерах, описанных выше, я получил такие решения, которые хоть и были объективны, но заведомо не устраивали моих заказчиков, но как показало время, в первом случае, я был таки прав…